b4 %d0%bf%d0%b8%d1%81%d1%8c%d0%bc%d0%be2 b2 b1

Как хорошо уметь читать

Трофимова М. Как хорошо уметь читать/Мария Трофимова//Здоровье школьника. – 2009. – № 10. – С. 12-16

 

Как хорошо уметь читать

Учить малышей грамоте теперь начинают едва ли не с двух-трех лет. Но к семи-восьми годам эти же дети отказываются от книг в пользу телеэкрана и монитора. Парадокс? Оказывается ничего парадоксального. Мы сами отваживаем детей от чтения и даже не замечаем этого.

 

Недавно меня пригласили на новоселье. Хозяйка, семи и десяти лет, гордо мама двух умненьких мальчишек демонстрировала гостям чудеса дизайна и сантехники. Мы дружно восхищались. Но при этом явно чего-то не хватало.

— А где же твои книги? – осознала я потерю.

— К маме отвезла! Чего лишнюю пыль разводить? Да и места для стеллажей нет.

 

Печально, но факт…

 

Похоже, мы безнадежно потеряли титул «самая читающая страна в мире». Статистика буквально вопиет: лишь у одного из пяти россиян есть дома хотя бы 100 книг, а у 16 % их нет вовсе. При этом печатная продукция стремительно дорожает, а библиотеки во многих регионах годами не комплектуются новыми поступлениями.

— Судя по нашим исследованиям, – констатирует Вера Чудинова, заведущая отделом социологических исследований Российской детской библиотеки, – в подростковом возрасте читательский мотив «интересно» сменяется на стимул «школьное задание».

В результате желание читать пропадает, а выбор книг становится случайным. Так, большинство опрошенных подростков среди известных им писателей не назвали ни Джека Лондона, ни Конан Дойля, ни Марка Твена. Зато их чтиво – детективы Донцовой, дешевые глянцевые журналы… Особенно остро эта проблема стоит в провинции.

 

Что тут хорошего?

 

А может, все правильно? Может, в наше время, когда любую информацию (в том числе и тексты художественных произведений) легко получить из Интернета, бумажные книги просто никому не нужны?

— Нужны! – отметает мои сомнения Жанна Шопина, доцент кафедры проектирующей психологии

Института психологии им. Выготского РГГУ

— Существуют два вида чтения: техническое – для поиска информации, и литературное – то, которое позволяет получить удовольствие, а заодно приобщиться к культуре. Ведь книга – это тоже произведение искусства.

Чтение книги, в отличие, например, от просмотра ТВ-программы, развивает мышление и воображение: позволяет визуализировать содержание. Поэтому, кстати, всегда лучше сначала прочитать книгу, а уже потом посмотреть по ней фильм. Когда читаешь, самостоятельно создаешь образы, а кино дает готовые клише.

А еще мы читаем, чтобы сопереживать. Неслучайно у каждого ребенка есть любимая книжка, которую он сам или родители перечитывают ему снова и снова. Порой и сюжет незамысловат, и картинки так себе, а он возвращается к ней. Потому что его цепляют слова, которые нашел автор (или переводчик), он находит в ней знакомые эмоции и ситуации.

Более того: чтение повышает грамотность!

Но налицо парадокс. Все родители теоретически хотят, чтобы дети были начитанными, и при этом далеко не все стараются в этом направлении. И если дома нет книг, а за информацией папа с мамой обращаются к Интернету, откуда ребенку знать, что есть энциклопедии, словари и т. п.? Это все равно как приказать чаду: «Люби животных!» – но так и не завести дома собаку.

 

Хочет, но не может?

 

Чтение далеко не всем дается легко, и часто отчаянная борьба ребенка с собой принимается взрослыми за банальную лень.

— Ведь чтение – это очень сложный психологический процесс, – говорит логопед Ольга Ковалевская. – Нужно увидеть букву, опознать ее, а потом назвать.

Не всем детям это под силу – например, тем, кто страдает дислексией. На одном из этапов процесса чтения у дислексика происходит сбой. И в итоге, когда нужно, например, прочитать «Маша», он читает «Шама» (переставляет слоги). Или «Маса» (не дифференцирует шипящие и свистящие звуки). Или «Мама» (уподобляет слоги). Неудивительно, что, все-таки прочитав предложение, он очень часто не понимает его смысл.

В разных странах дислексией страдают от 5 до 15 % населения, преимущественно мужчины.

Но в Европе к проблеме относятся очень серьезно – например, разрешают дислексикам сдавать все экзамены в устной форме, дают больше времени на то, чтобы прочитать текст и т. п. В России же, если в школе нет логопеда, который поставит диагноз и окажет профессиональную помощь, на ребенке с дислексией просто ставят крест: «ленивый», «неспособный» и т. д. Особенно легко такие ярлыки лепят на проверке скорости чтения. Хотя с точки зрения логопедии и просто здравого смысла проверка эта вредна. Мы ведь читаем не для того, чтобы куда-то успеть, а ради смысла текста.

Важный момент: предрасположенность к дислексии передается по наследству. Правда, родители часто и не подозревают, что сами страдают этим расстройством – в их детстве такой диагноз просто не ставили. Вот и ходят семейные легенды: «Наш дедушка был та-аким безграмотным!», «Папа в школе та-ак плохо учился и никогда не любил читать!»

А еще в зоне риска леворукие дети и те, кому уже в дошкольном возрасте ставили речевые диагнозы: дислалия, дизатрия и т. п.

Задача родителей – адаптировать ребенка-дислексика к нормальной жизни. Для этого потребуется помощь логопеда и психоневролога плюс, вероятнее всего, лекарственная терапия.

К сожалению, очень часто направление к логопеду (а уж тем более к психоневрологу!) мамы и папы встречают в штыки: «Мой ребенок нормальный!» Или отмахиваются: «С возрастом само пройдет!» И тем самым очень осложняют жизнь своему чаду.

 

Короткое яблоко – враг книгочея

 

А еще причиной нелюбви к чтению вполне могут стать проблемы со зрением.

— Дело в том, что если у ребенка дальнозоркость, – говорит детский офтальмохирург, доктор медицинских наук Игорь Азнаурян, – то при зрительной нагрузке вблизи его глаза напрягаются

в несколько раз больше нормы. Иначе изображение не будет четким. Из-за такого напряжения у ребенка возникают так называемые астенопические жалобы: быстрая утомляемость, головные боли. И все это, естественно, провоцирует подсознательное желание не учиться, не читать и т. д.

При дальнозоркости у детей глазное яблоко короче нормы, поэтому после преломления лучей фокус находится за сетчаткой, на глазном дне при этом формируется нечеткое размытое изображение. Дальнозоркостью различной степени страдают от 2 до 5 % детей школьного возраста. Очень часто детская дальнозоркость приводит к снижению остроты зрения, развитию амблиопии и сходящегося косоглазия. Но проблему можно решить, если правильно подобрать очки и заняться лечением.

Zoom in Regular Zoom out
Контакты
кlепа
1-91

Рисунок1

kpro

LOGO_WL

13

Праздники России

Архивы